Fresher

Лучшее из Рунета за день !
Разместить рекламу

Советские антиутопии, которые смогли предсказать будущее


В Советском Союзе фантастика была в почёте всю историю его существования. И мимо такого жанра, как антиутопия, многие авторы не прошли. Одни клеймили ужасы милитаризма, другие – представляли себе жуткое будущее в мире, одержимом индустриализацией, третьи парили фантазией, представляя себе жуткие цивилизации на иных планетах (куда, конечно, прилетали спасать местных прогрессивные земляне). Кое-что из описанного, похоже, в любом случае воплотилось в жизни. Советские антиутопии, которые смогли предсказать будущее

«Незнайка на Луне», Николай Носов

Книга, которую в двадцать первом веке стали вспоминать очень часто, обнаружив, что не такая уж и детская это повесть. По сюжету маленькие человечки-«коротышки» из Цветочного Города, так похожего на коммуну из советских грёз о будущем, попадают на Луну и обнаруживают там мир капитализма. Так, Незнайка знакомится не только с тем фактом, что за еду надо платить – но и с представлениями о коррупции, экологической катастрофе (на луне большая редкость – растения, и тому, вероятно, есть и экономические причины), уничтожении монополиями малого бизнеса и экстремально неравномерном распределении доходов и социальных благ. Описанное долго воспринималось как утрирование, карикатура на капиталистическое общество, но в наше время многие уверены, что книга предостерегала от «дикого капитализма», в который бросилась Россия после официальной отмены социализма. Детали, утверждают в соцсетях, совпадают вплоть до экологической катастрофы, вызванной жадностью бизнеса – когда под застройку отдают площади, которые жизненно важно сохранять «зелёными». Предыдущие два романа цикла про Незнайку были вполне зрелыми утопиями в обёртке детских сказок – и тоже с элементами сатиры. Интересен перевёртыш с Незнайкой, который на Луне ведёт себя, «будто с луны свалился» - как сказали бы реальные земляне. Только он-то свалился НА луну! Советские антиутопии, которые смогли предсказать будущее

«Хищные вещи века», Аркадий и Борис Стругацкие

Главный герой, бывший космолётчик, приезжает с тайным расследованием в южный курортный город явно капиталистической страны, достигшей всеобщего благоденствия – по крайней мере, потребительского. Здесь четырёхчасовой рабочий день (за него вполне можно обслужить свои и чужие нужды, а большего горожанам и не надо) и не знают голода и других бытовых проблем. Жизнь настолько сытая, что поводом для забастовки становится прекращение съёмок любимого телесериала. Из полусонного существования горожане пытаются вырваться самыми странными способами. Профессора и студенты устраивают теракты, экстремалы исследуют давно заброшенное за ненадобностью метро в поисках смертельных опасностей, желающие совершать злодеяния покупают или крадут признанные мировые шедевры искусства только для того, чтобы их уничтожить. А ещё в городе процветает сеть распространения наркотиков – она-то и стала объектом расследования героя. Советские антиутопии, которые смогли предсказать будущее В конечном итоге он выясняет, что биохимически «наркотик» абсолютно безвреден. Он вызывает привыкание от того, что дарит людям новую, более яркую по сравнению с обыденностью реальность (кстати, уходят в неё с помощью радиоприёмника). Многие теперь уверены, что таким образом Стругацкие, авторы повести, предсказали появление виртуальной реальности, в которую люди начнут уходить буквально жить. Есть и другие приметы намного более позднего времени. Например, «дрожка» - это рейв-пати, игра «ляпник» - это пейнтбол, а в интернете (особенно в твиттере) можно встретить серьёзные, не шуточные, гневные петиции, требующие от авторов фильмов и сериалов переснять их, частично или полностью, или создать к ним продолжение. То есть у кого-то фильмы действительно проблемы того уровня, который требует подключения общественного активизма. А вот до четырёхчасового рабочего дня и закрытия общественного транспорта за ненадобностью пока даже в скандинавских странах не дошли.

«Мы», Замятин

Роман был написан в 1920 году, но в СССР увидел свет только во время Перестройки. Общество, построенное на культе науки и индустриализации – где каждый человек лишь рациональный маленький винтик рациональной большой системы – показалось советской власти направленной против провозглашённого ею курса на коллективизм и да, индустриализацию. По сюжету люди далёкого тридцать второго века живут в единственном на Земле огромном городе в полностью прозрачных квартирах полностью прозрачных домов. Уединиться можно только ради половых актов и только по графику. Имён больше нет – все жители Земли получили идентификационные коды и пользуются ими в любых ситуациях. По одежде и причёске нельзя узнать, какого ты пола или рода занятий: все абсолютно одинаковы в костюмах и гигиенично бреют головы. Детей обучают в школах роботы, и заводить их имеют право только физически совершенные производители. Советские антиутопии, которые смогли предсказать будущее Однако главный герой узнаёт, что за стенами города есть и другое человечество, влюбляется и у него, как говорит врач, образовывается душа. Он также связывается с революционерами, поскольку его возлюбленная – революционерка. Всё заканчивается тем, что правительство массово проводит граждан через процедуру удаления центра фантазии. Революция проваливается, главный герой утрачивает всякие чувства. Многие уверены, что современная цифровизация общества (где у каждого, помимо имени, есть множество идентификационных кодов, которые государство постоянно пытается свести к одному общему) приводит к тому самому эффекту жизни в стеклянных комнатах стеклянного дома, когда каждый – на виду у каждого. А часть образовательного процесса действительно передана «роботам» – обучающим программам. Правда, пока что не в школах. Приведёт ли это ко всеобщей потери «центра фантазии» в мозгу? Пока что ответ скорее отрицательный. Но на дворе и век не тридцать второй.
Нравится? Жми:
Источник
08.05.2020

Комментарии (1)

08.05.2020, 13:31

Манолете

Добавить комментарий

Воздержитесь от ненормативной лексики и от оскорблений в чей-либо адрес –такие комментарии будут удаляться.




123, 122, 121, 120, 119, 118, 117, 116, 115, 114, 113, 112, 111, 110, 109, 108, 107, 106, 105, 104, 103, 102, 101, 100, 99, 98, 97, 95, 95, 94, 93, 92, 91, 90, 89, 88, 87, 86, 85, 84, 83, 82, 81, 80, 79, 78, 77, 76, 75, 74, 73, 72, 71, 70, 69, 68, 67, 66, 65, 64, 63, 62, 61, 60, 59, 58, 57, 56, 55, 54, 53, 52, 51, 50, 49, 48, 47, 46, 45, 44, 43, 42, 41, 40, 39, 38, 37, 36, 35, 34, 33, 32, 31, 30, 29, 28, 27, 26, 25, 24, 23, 22, 21, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1