Fresher

Лучшее из Рунета за день !
Разместить рекламу

Правила жизни Мэрилин Монро


Американская актриса, певица и модель. Умерла в возрасте 36 лет в Лос-Анджелесе, Калифорния. Правила жизни Мэрилин Монро Я бы хотела стать великой актрисой в подлинном смысле слова и быть счастливой настолько, насколько возможно. Но что такое счастье? Собаки никогда не кусают меня. Только люди. Я никогда не хотела быть Мэрилин — так получилось. Мэрилин — это вуаль, под которой я скрываю Норму Джин (настоящее имя Мэрилин Монро — Норма Джин Бейкер. — Esquire). Когда я была совсем маленькой, я показывала на первую входившую в комнату женщину: «Мама!» Если это был мужчина, я говорила: «Папа!» Но однажды утром — мне было около трех — меня купали и я назвала мамой женщину, которая мной занималась. Она сказала: «Я не твоя мама. Зови меня тетей. «Но он мой папа»? — спросила я, показывая на ее мужа. «Нет, — ответила она, — мы не твои родители. Та женщина с рыжими волосами, которая приходит к тебе иногда, — она твоя мама». Тогда для меня это было шоком. Но она приходила редко, поэтому для меня она навсегда осталась той женщиной с рыжими волосами. Тело предназначено для того, чтобы им любовались, а не укутывали его. Как женщина я несостоятельна. Мои мужчины ожидают слишком много от меня, потому что они — и я сама — сделали из меня секс-символ. Они ждут, что зазвенят колокольчики и засвистят свистки, но моя анатомия ничем не отличается от анатомии другой женщины. И я не могу оправдать эти ожидания. Проблема в том, что секс-символ стал вещью. А я ненавижу быть вещью. Впрочем, если мне и суждено стать символом чего-то, то пусть лучше это будет секс. Одиночество меня нисколько не тяготит. Я хорошо себя чувствую, когда я одна. Мне даже это нравится, это отдых. Это позволяет взять себя в руки, освежает ум. Люди смешные. Они задают все эти вопросы, а когда ты отвечаешь честно, они в шоке. Однажды меня спросили: «Что вы надеваете, когда ложитесь спать? Ночную рубашку? Пижамные штаны? Ночную сорочку?» Я ответила: «Духи Chanel № 5». Потому что это правда. Я не хотела говорить, что ложусь спать голой, но… это правда. Что могут сиськи и задница? Благодаря им у меня есть дом с бассейном. Ни одна женщина на свете не выглядит без одежды так же, как я. У меня есть проблема — я все время опаздываю. Наверное, люди думают, что это проявление высокомерия, но я считаю ровно наоборот. Я не нахожусь в этой большой американской спешке. Если я иду куда-то, я хочу дать хорошее представление или сделать максимум, что от меня требуется. Многие приходят вовремя и ничего не делают, просто сидят и болтают о своей социальной жизни. Гейбл (актер Кларк Гейбл, звезда Голливуда 1930−1940-х. — Esquire) однажды сказал обо мне: «Когда она здесь, она здесь по‑настоящему. От и до. Она работает». Когда ты известен, каждая твоя слабость гиперболизируется. Индустрия, по‑хорошему, должна вести себя как мать, чей ребенок выскочил под колеса машины. Но вместо того, чтобы обнять и успокоить ребенка, она наказывает его. И вот мы уже не имеем права простудиться. Продюсеры вполне могут заболеть, забаррикадироваться дома и висеть на телефоне, но ты, актеришка, не имеешь права подцепить вирус. Снимаясь в кино, всегда чувствовала ответственность. Даже за мелкие эпизодические сцены, где всего-то и нужно было войти и сказать «Привет». Люди должны чувствовать, что не зря заплатили за билет, и я обязана дать им все, на что способна как актриса. Актеры гораздо более застенчивы, чем вы можете себе представить. В каждом из нас сидит цензор, контролирующий, до какой степени мы можем раскрепоститься. Думаю, люди уверены, что единственная наша работа — появляться на публике. Но это действительно сложно, за этим — огромная борьба. Я одна из самых неуверенных в себе людей в мире. Мне действительно приходится бороться с собой. Актер не машина, сколько бы люди ни убеждали вас в обратном. Я помню, как я получила роль в «Джентльмены предпочитают блондинок». Джейн Рассел была брюнеткой, я — блондинкой. Она получила за фильм $200 000, а мне платили $500 в неделю, но для меня это было более чем приемлемо. Кстати, она замечательно ко мне относилась. Единственное — мне не давали гримерку. В какой-то момент я сказала: «Слушайте, в конце концов, я блондинка, а фильм называется «Джентльмены предпочитают блондинок». Потому что мне постоянно напоминали, что я не звезда. Я отвечала: «Кем бы я ни была, я блондинка!» Артур Миллер (американский писатель, лауреат Пулитцеровской премии. — Esquire) никогда бы не женился на мне, будь я просто глупой блондинкой. Дети всегда были моим самым большим страхом. Я хочу ребенка так же сильно, как и боюсь его. Всякий раз, когда я беременела, мое тело говорило «нет» и я теряла ребенка. Дети моих мужей были вынуждены нести бремя моей славы. Порой они читали отвратительные вещи обо мне, и я беспокоилась, не навредит ли им это. Я говорила: не молчите, лучше прямо спросите меня об этих вещах, и я честно на все отвечу. Порой мне кажется, что вся моя жизнь — один сплошной отказ.
Нравится? Жми:
Источник
02.06.2020




123, 122, 121, 120, 119, 118, 117, 116, 115, 114, 113, 112, 111, 110, 109, 108, 107, 106, 105, 104, 103, 102, 101, 100, 99, 98, 97, 95, 95, 94, 93, 92, 91, 90, 89, 88, 87, 86, 85, 84, 83, 82, 81, 80, 79, 78, 77, 76, 75, 74, 73, 72, 71, 70, 69, 68, 67, 66, 65, 64, 63, 62, 61, 60, 59, 58, 57, 56, 55, 54, 53, 52, 51, 50, 49, 48, 47, 46, 45, 44, 43, 42, 41, 40, 39, 38, 37, 36, 35, 34, 33, 32, 31, 30, 29, 28, 27, 26, 25, 24, 23, 22, 21, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1